Архив: деликатность

Участие или деликатность

Этот вопрос занимает меня. Как часто при повседневном общении с другими — коллегами, друзьями, любимыми мы переходим грань в нашем любопытстве, желании приблизиться, интересе или наоборот нас не хватает, нашего участия к Другому не хватает. И как понять. Почувствовать эту грань между деликатным присутствием и холодным отстранением.
Вопрос. Я встречалась и встречаюсь с этим в себе. Я вижу, чувствую, слышу это с другими людьми.
Как быть, если по натуре Вы приближающийся человек больше, чем отстраненный? И вам интересно, в вас появляется много откликов на другого, на происходящее. Предположим, рядом оказывается коллега, и он плачет. Что делать? Смятение, нет ясности, то ли не трогать человека, дать ему побыть с самим собой, то ли проучавствовать и бежать за носовыми платками, делать чай и держа коллегу за руку, гладить по плечу. Или вот другой пример — не важно, коллега, друг, знакомый — как дела? Что нового? И вопросы-вопросы, живо, интересно — много желания приблизиться тем самым к человеку. И часто тут мы склонны переходить грань. Когда уже отвечают нам скорее из вежливости, чем из ответного чувства. А не спросить — значит, подавить себя, свой импульс.
И вовсе ситуация осложняется тогда, когда этот самый другой человек никак про себя не говорит — хочет он приближения или не хочет, а если да, то где стоп и достаточно. Мол, сами догадайтесь, что разве не ясно, что такое любопытсво не уместно или что в этой ситуации я, конечно же, хочу поддержки?
Выход из всего этого мне видится только один. Этот выход — прямой контакт, диалог с другим. Оказываемся ли мы рядом с плачущим коллегой — спросить, чего сам человек хочет, а он уж сам решит в одиночестве ему или рядом с вами. И скажет об этом. Или в ситуации, когда много любопытства и неловко одновременно тоже можно спросить — ничего, что я интересуюсь, не слишком ли…? Или в противоположной ситуации сказать — мягко, но ясно — знаешь, я пока не готов говорить об этом.
Прямой диалог, контакт очень часто облегчает общение. И всегда, мне так кажется, мы до конца не сможем понять — что же происходит в голове у другого человека.