Архив: статьи

Как пережить кризис?

Для тех, кто переживает кризис сейчас.
Некоторое количество времени назад я проживала глубокий личный кризис. Это было сложно, а порой дико невыносимо. И это перевернуло многое внутри меня. Кризис уже как много месяцев позади. Но вот сегодня, греясь на летнем солнышке, я вдруг подумала, что вот сейчас то самое «новое» наконец настало. И сейчас уже совсем иная жизнь, чем ранее.
И мне как-то очень захотелось написать такой поддерживающий пост, возможно он будет в самое время кому-то.
Итак, если вам сложно, время перемен или просто плохо.
1. Это обязательно закончится. В какой-то момент пойдет на убыль. Просто потому, что все так работает. Есть начало, но есть и конец. Все время плохо быть не может.
2. Любое переживание конечно. Когда даешь ему место внутри себя и перестаешь придумывать 10 причин, почему не должен это чувствовать. Когда отпускаешь и даешь боли заполнить тебя по самую макушку, в какой-то момент она начинает утихать. И иссякать понемногу.
3. Ищите. Выход, людей, кто поможет этот выход увидеть. Или поможет что-то перестроить внутри себя. В одиночку еще мало кому удавалось пережить сложные времена. А люди, готовые быть рядом в разных ролях есть всегда. Важно пустить этих людей в свою жизнь.
4. Кризис дает бонусы. Они видны не сразу, и за них нужно работать, но потом, много позже вы поймете, что все было не зря. Изменятся ли ценности и ориентиры, появятся ли новые близкие люди, поменяются условия жизни, но вхостую ничего не будет точно. В какой-то момент сильно позже вы вдруг почувствуете, что вы перешли на level up. И это ощущение будет приятное, возможно, даже очень приятное.
5. Помните, что вы в своей сложности не уникальны. Если сейчас вы переживаете нечто сложное — мир рушится, земля уходит из по ног, очень больно или просто постоянно тоскливо, если внутри темно — на земле есть люди, которые переживали похожее. И что важно — пережили, выбрались. Даже если кажется, что ты такой один — это по-любому не так. Просто в обычной жизни мало кто этим делится.
И последнее.
Я верю в человеческие силы, душевные, психологические. Если малыш когда-то смог появиться на свет, а потом вырасти и стать уже взрослым человеком, значит, сил для жизни достаточно. И они есть сейчас чтобы пройти дальше.

Быть злым — хорошо!?

Задумала написать про это коварное чувство. Многогранное и разное. Так часто уже описываемое. Надо и мне вставить свои 5 копеек в эту тему.
Так вот. В многообразии чувств, эмоций и ощущений существует очень важное явление — злость. По шкале интенсивности — от легкого раздражения «когда подбешивает» до сильнейшей ярости с хлопаньем дверьми и битьем посуды.
Собственно коварство злости в том, что очень часто мы злиться совсем не умеем. Умеем страдать, плакать и тихонечко сам с собою переживать случившееся. Умеем «не чувствовать злость» и болеть самыми разными способами от многочисленных кожных заболеваний до язвы желудка. Умеем думать много и по-разному, объяснять себе и другим все, что угодно, только бы не сказать «то, что ты делаешь — меня бесит», «мне не нравится,когда ты так делаешь со мной, в отношении меня».
Так почему же такой важный ресурс как злость оказывается нам недоступен.
Причин большое количество. Попробую перечислить те, которые приходят мне на ум.
Например, в опыте есть очень разрушительная злость одного из родителей. Разрушительная по-настоящему. Когда мы видели уже накопившуюся все сметающую на своем пути ярость, или нарушающие все мыслимые и немыслимые границы вторжения в нас. То есть злость и ее предъявление накрепко склеено в нашем сознании со страхом и есть крепко вросшее в нас правило «злиться, значит разрушать, делать очень больно». В такой ситуации мы заменяем свое раздражение и злость на все что угодно, чаще на страдание, или стыд. И вместо того, что дать другому понять «мне так неприятно», мы кокетничаем, или говорим так тихо и смущенно, что другой стороне и в голову не придет, что нам что-то не подходит. Скорее мы транслируем продолжение некоторой совместной игры.
Или вот еще вариант обращения со злостью. Например, в опыте есть травма потери близкого. И тогда любые близкие отношения будут очень приочень ценными.И мы очень будем бояться этого человека потерять. И в такой ситуации чувство злости, увеличивающее дистанцию на время естественным образом, будет у нас под запретом. Потому что это будет не просто чувство, сообщающее о нашей разности и поиске оптимального баланса в отношениях. Злость будет угрожать нашим отношениям. Ведь «вдруг я скажу, что мне не нравится, а он обидеться/раниться и уйдет навсегда, как когда-то кто-то уже ушел». Поэтому я лучше буду всячески делать вид, что злости нет. Тут варианты различны — от тонких манипуляций до жесткой психосоматики.
Это два ярких примера, почему мы можем блокировать собственную злость как чувство и не вносить ее в контакт с другим человеком, боясь, что от нашей злости этот контакт и отношения разрушатся.
Тут надо сказать, что опасения не всегда безосновательны. Как-то в большинстве своем мы не обучены с детства ни предъявлять свое раздражение, ни слышать о нем от другого. Злость ведь как чувство имеет очень простую функцию в отношениях — обнаруживать свои границы/ограничения и возможности и свою разность с партнером. Лучше узнавать друг друга и находить оптимальную для обоих форму существования в отношениях. Вообщем все. Но мы копим в себе и не успеваем часто узнать в себе это чувство. И дальше нам начинает казаться, что нам говорят «ты не подходишь, ты плохой» вместо «мне больно, мне неприятно». И реагируем стыдом, виной, усложняя и усложняя многократно контакт вместо прояснения и поиска формы.
То есть я хочу сказать,что сложность злиться в отношениях часто — это процесс, поддерживаемый обоими партнерами. Одному сложно говорить, другому — слышать.
Ну и еще пару слов про полезность злости. Чувство это заряжено физиологически большой энергией, психическим возбуждением. Подавляя его, мы собственно и энергию свою замораживаем.
Что делать, если узнали себя выше и вообще знаете, что злость — это больное.
Разбираться, что, где и почему. Какие запреты на злость существуют у вас лично и что будет, если вы позволите сказать своему близкому или не очень человеку, что вам что-то не подходит. Причем сказать не мягко и интеллигентно «прости, не мог бы ты, пожалуйста быть так любезен…..», а сказать очень прямо и ясно в ответ на вторжение «мне так не нравится», «отойди», а для совсем уж неслышащих «я сейчас тебе…..». Ну последний пример я, конечно, утририрую. но он вполне реален. Сама видела как один подрастающий мальчик не в какую не хотел слышать от подрастающей девочки, что ей неприятны формы его обращения к ней. В итоге она довольно ясно сообщила ему о своем намерении, если он не остановится. Услышал.
Иногда на разбор может уйти достаточно много времени, особенно если есть сильный травматичный опыт встречи с этим чувством в прошлом. Ну и еще полезно бывает учиться говорить про свою злость честно и открыто, вкупе со своими опасениями, чтобы партнер мог воспринимать не только злостного, но и уязвимого рядом.
Еще хорошо говорить, что злит не сам человек в целом, а какое-то конкретное поведение и почему именно злит. Хорошо, если партнер напротив увлекается навешиванием на себя всех грехов мира и «стать самым плохим в мире человеком».
Засим на сегодня все. Злитесь на здоровье, дорогие мои. Но все же ищите мирные формы в малых дозах и не доводите до ядерного взрыва.

Психотерапия или психологическое консультирование.

Хочу написать об отличиях психотерапии и консультировании, как я это понимаю, исходя из своего опыта и практики.
Начну с консультирования. Психологическая консультация – это, как правило, мероприятие разовое или на несколько встреч. Суть психологического консультирования уже таится в названии. Это именно консультация. Дело полезное и иногда необходимое. Почему? Потому что невозможно быть экспертом во всех областях жизни. И иногда нужна консультация специалиста. Например, иногда нужно понять про особенности того или иного возраста ребенка. Понимая, что происходит с психикой подростка можно легче адаптироваться к переменам в его поведении. Или, в ситуации потери – знания об этапах горевания также могут помогать яснее понимать, что происходит. А ясное понимание ситуации уже облегчает ее проживание.
Тем для консультирования может быть достаточно много, перечислю некоторые из них, довольно часто встречающиеся в запросах на консультацию.
1. Психологические особенности детей и подростков, что именно происходит с психикой ребенка в тот или иной момент времени. Эти знания помогают быть терпимее в некоторых моментах и правильно расставлять акценты в отношениях.
2. Этапы межличностных отношений. Каждые отношения развиваются и проходят определенные этапы. Например, вначале при знакомстве и первичном узнавании друг друга – люди всегда неосознанно ищут сходства, похожести. Задача на данном этапе – это формирование доверия для дальнейших отношений. Если на этом этапе все прошло хорошо, то неизменно приходит этап конфликтов и борьбы интересов. И только, если он пройден успешно, то может возникнуть подлинная близость.
3. Стадии проживания потери. Их несколько и не буду здесь углубляться в перечисление каждой. Но эти знания также помогают в переживании горя, расставаний ориентироваться в том, что происходит, принимать появляющиеся чувства и проживать эти чувства во всей их полноте.
Собственно основная функция консультирования – это информирование, и поддержка.
Можно, конечно, всю необходимую информацию найти в книгах и интернете. Благо сейчас нет в этом недостатка. Но все живой консультант напротив учтет нюансы именно вашей ситуации. В сложных эмоциональных ситуациях квалифицированный специалист окажет экологичную психологическую поддержку. А это иногда необходимая малость, которой всем нам не хватает для выхода в ресурсное состояние.
Теперь о психотерапии.
Сама терапия – это процесс довольно долгий. Я бы называла от 10 регулярных встреч и до нескольких лет. Психотерапия может проводиться в разных подходах – гештальт-терапия, психоанализ, когнитивно-поведенческая психотерапия и т.д.
Суть длительности терапии в том, что благодаря времени, частоте встреч формируются особые отношения между терапевтом и клиентом, которые и помогают исцелению. Во-первых, в таких отношениях есть время для формирования доверия. Во-вторых, все модели своего поведения и мышления клиент активно проигрывает в отношениях с терапевтом. В соответствии с запросом клиента, эти модели терапевт и исследует совместно с клиентом и помогает выстраивать новые.
Но для большинства психических процессов нужно время. Если что-то формировалось годами, то за одну-две-пять встреч это нельзя взять и переделать. Человек, к счастью или, к сожалению, не машина. И, отчасти, поэтому тоже психотерапия процесс длительный.
Сама же длительность терапии сильно зависит и от запроса клиента, и от того, насколько глубоко он готов погружаться и какие усилия для изменения ситуации и себя в ней применять. Конечно же длительность терапии зависит и от личностного нарушения. Для чего психотерапия показана и эффективна.
1. Навязчивые состояния и мысли
2. Фобии
3. Панические атаки
4. Психологические травмы, полученные в разных возрастах
5. Периодическое переживание эмоций слишком высокой интенсивности – когда эмоция настолько зашкаливает, что выходит из под контроля или же величина эмоции непропрорциональна ситуации.
6. Депрессия
Наверняка, в этом перечислении я что-то не указала. Но общий вектор понятен.
Существуют и промежуточные варианты между консультированием и психотерапией. То есть это и не одна-две консультации и не несколько лет.
Это вариант – когда вы не погружаетесь глубоко и решаете одну конкретную трудность, с которой пришли. Часто это от 5 до 10 регулярных встреч с терапевтом. Такой вариант вполне имеет право на жизнь. Например, если есть финансовые затруднения в данный момент. Или как таковая глубокая работа не нужна, но необходимо психологическое сопровождение в кризиный период жизни, ситуациях потери и т.д.
Сказать в телефонном разговоре при неясном запросе клиента сколько встреч может понадобиться для работы невозможно. Тут очень много нюансов.
отличия

Плацкарт

Случилось мне сегодня утром возвращаться в Москву, поездом. Как водится всех подняли очень рано и народ уже собрался, сидит ждет пока прибудем. И вот наблюдаю рядом с собой такую картину. На боковых местах едут двое — бабушка и внук, мальчик, как потом я услышала из разговора 9 лет. Так вот. Ребенок просит достать из сумки телефон чтобы позвонить домой. А потом пытается собственно разобраться в хитроспетениях звонка по смартфону. Бабуля пускает едкие обесценивающие замечания в адрес этих действий. Все заканчивается неудачей. Телефон убирают обратно. А бабушка не унимается, выговаривая с тончайшим мастерством обесцениаания что-то про то, что «ты как трехлетний ребенок…» И дальше по тексту. Тихо, спокойно, без обзываний. Чистый яд обесценивания сочится из нее. И попадает прямо в цель, очень метко. Смотрю на ребенка, ох, как мне знакомы те чувства, которые он сейчас может переживать. Взгляд тускнеет, исподлобья, молчит — уже воспитанный, или пока еще воспитанный. Начинает покусывать губы, сглатывает, еще и еще раз. Но ни один мускул на детском лице не дрогнет. И правда детский мозг уже отлично приправлен тем, что мальчики не плачут. Да и вообще… Но дети быстро переключаются, проходит минут 10, яркая эмоциональная волна сходит. Бабуля просит снять с верхнего крючка ее плащ. Пацан вскакивает, лезет наверх, стараясь, пытается дотянуться до крючка. Плащ снят. И, о боже, крючок оторван. Оказывается руки у ребенка растут не так как должны. И новая порция обесценивая. Чистого, отборного, ничего лишнего, никакой любви, доброты и нежности. Только едкое, кристально чистое обесценивание. В самую точку. И все по новой.
Я смотрю на этого ребенка и сердце сжимается, хочется сказать бабуле, чтобы не калечила психику ребенка, но… Не услышит. Такая вот страшная любовь.
Лет через 20, если повезет, это парень окажется на пороге моего кабинета, или кабинета моих коллег. И мы будем годами выковыривать, вытравлять эту бабушку изнутри, где к тому моменту она уже крепко пустит корни. И будем учить любить себя, и принимать. Годами. Но это все потом. А сейчас поездка закончена. Поезд прибыл. Я вышла первой.

Про инфантилизм

Не люблю это слово. Да и кто любит…. Но так сильно мне это состояние знакомо, что мама дорогая….
Поэтому хочу описать, как я это понимаю и чувствую. Образ собирательный, художественный.
Я ранен внутри, меня не долюбили, не догрели, те, кто по праву должен был. Но не смог. И я вырос, но вместе со мной выросла и моя рана. В чем она? Во многом, например, мне хочется, чтобы меня хвалили и восхищались мной — мне так этого не хватало раньше. Или всегда оставались со мной рядом, даже если я сам не могу быть рядом, но чтобы другой мог, всегда. И понимал меня. Когда-то мне отказали в этом. Или я могу быть так глубоко задет в своих чувстах, пристыжен и отвергнут в них когда-то, что я стану бесчувственным и легким. Ну вот я делаю что-то и ты мне говоришь, что тебе больно. А я ума не приложу — фигню несешь какую-то. Хох делов-то. Я не могу чувствовать твою боль, и признавать ее. Потому что не чувствую своей.
И вот я ищу тебя — такого чужого и одновременно похожего на того самого человека из прошлого. И начинаю стоить с тобой отношения. Начинаю хотеть от тебя того, чего не получил когда-то. И ты ищешь способы договориться со мной, показать, что ты не тот, да и ситуация совсем другая. Но я слеп, я вижу только свою рану и те чувства, ту боль, что живет глубоко во мне. И я продолжаю отыгрывать свой сценарий с тобой, раз за разом. И у тебя нет шансов договориться со мной. Я не готов сотрудничать. Потому что для этого я должен быть взрослым и видеть Тебя, а не тех кто когда-то так сильно….
И вот я стою до сих пор такой большой с маленьким раненым ребенком внутри и машу своим совочком в неистовстве, убеждая себя и тебя в том как больно, несправедливо и какой Ты не такой.
Как с этим жить? Сложно. Порою невыносимо. Потому что все всегда нетакие, несправдливы. А я всегда неудовлетворен.
Кто-то так живет всю жизнь. Кому-то везет больше.
Как это лечить? Трудно, долго и дорого.
Но облегчение приходит когда начинаешь понимать и верить в следующее.
Напротив такой же простой человек как и ты. Не всемогущий и могущий дать то, чего так необходимо. У него этого просто нет, или вообще, или в той огромной степени, что необходима. Просто человек, уязвимый и такой же раненный, повезло если в чем-то ином.
Напротив такой же человек, который не знает как лучше, как надо. И так же ищущий как и ты. А если вдруг и говорит, что знает, то либо обманывает себя и других, либо уже сто раз сам набил тут шишку, в процессе поиска.
Напротив просто человек, имеющий разные потребности, и тараканы. И если этот самый человек тебя не выбирает, то это говорит о его ограничении, а не о твоей неполноценности. Что ж поделать… Просто людям нужно в жизни еще много вещей, кроме нас.
И наверное, ну мне так кажется, взросление начинается там, где я перестаю обвинять тебя. И начинаю думать, что сам могу сделать, чтобы стать хоть немного счастливее).

Про странности

Есть странное ощущение жизни, когда вроде не с чего, а в душе счастье. Когда оплакиваешь, но параллельно хорошо. «Как будто мама при смерти, а на дворе весна.» Вот бывает так нелогично, но живо, больно и хорошо, грустно и счастливо, одновременно.

Не знаю, не уверена —
одна я? Не одна?
Как будто я беременна,
а на дворе война.
Раздвоенность не вынести,
не выплакать до дна.
Как будто мама при смерти,
а на дворе весна.
В.Павлова.

Про инициацию

Опишу как я это понимаю. Вообще любая инициация сопровождает переход на новый уровень развития. Это неменуемый отказ от чего-то старого, как правило и старых плюшек. И приобретение взамен нового. Хорошо проиллюстрировать инициацию можно на примере подросткового возраста. Чтобы перейти от детства к взрослости подросток в какой-то момент вынужден отказаться от защищенности, от безопасности в готовых ответах от взрослых, от сладкой простой жизни. Взять ответственность за последствия своих поступков. Взамен приобретается свобода — действовать, думать, жить.
Думаю вот и о женской инициации.
В какой-то момент, взрослея, мы сталкиваемся с тем, что мужчина — такой же человек как и мы). А значит, не грандиозный, дающий, добрый, заботливый герой). Совсем не тот, кто решит все проблемы. А ищущий, ошибающийся, уязвимый человек со своими слабостями. Равный. И если воспринимать подобным образом, то претензия на «ты должен быть мужчиной» тает. Не должен. Ничего, не кому.
В рамках женской инициации — это отказ от того, чтобы найти «папу» и приоберетение женского — возможности отдавать и отдаваться, греть, заботиться, создавать, принимать. Пока на нашем полюсе женского остается позиция — я жду, когда ты создашь мне условия и я такая расчудесная прынцесса — все другие женские возможности остаются закрытыми. Это что касается женской инициации по отношению к мужчине.
Я размышляю, что другая часть инициации происходит и рядом с женщиной, женщинами. В попытке перестать конкурировать и приблизиться. Тут весь фокус в том, как мне видится, что по большому счету любая женщина всегда будет ближе, чем самый близкий мужчина. По природе своей. И если доверится этой близости, то следом придет отождествление с женским родом. И дальше это обогащающий поиск — ремесел, дел, — это причастие к особому женскому кругу куда мужчине ходу никогда нет.
Меня очень вдохновляют такие мысли. Отчасти потому, что я сама прохожу путь в женское, отчасти потому, что по роду профессии каждый день вижу вокруг много взрослых женщин, которые не прошли инициацию до конца — зависли где-то посередине между мужским и женским, и часто детским положением. Дальше все эти конструкции выливаются в темы бесконечных треугольников, спутанности ролей в паре, и много чего еще.
Очень интересно создать женскую психологическую группу, где можно будет исследовать свое положение в теме женственности. И где можно будет пробовать приближаться и обогащаться через других женщин.

Про переживание боли

Я хочу написать про переживание душевной боли и те рекомендации, которые могут помочь в этом. Сразу оговорюсь, что я имею в виду переживание боли при наличии в прошлом психологической травмы. Когда человек начинает травму прорабатывать и привычные способы обходится с опытом, где существует травма уже не используются, тогда начинают появляться чувства, человек начинает эмоционально размораживаться. И ярче всего первыми ощущениями приходит боль. Причем вызвать ее могут обстоятельства для человека не травмированного совершенно пустяковые. Мелочи — кто-то не позвонил, отменил встречу, что-то сказал и т.д. Т.е. для нас, тех у кого в этом месте травмы нет — все кажется пустяком и сила реакции совершенно непропорциональной происходящему. Но психологические травмы тем и характерны, что могут вызывать такие сильные реакции. Для сравнения пример физического — если мы здоровы, то способны выносить разные нагрузки, если есть травма или давнее заболевание, то любое воздействие, даже очень незначительное может вызывать сильнейшую реакцию.
Так вот — если вы, тот человек, у которого в прошлом травма и вам попадают в больное место, то очень важно дать этой боли место быть. Буквально переживая ее, очень хорошо плакать, если получается. Очень важно в этот момент не думать от чего и почему, как тот человек мог и т.д. Иными словами максимально отключить голову, рассуждения на тему. И просто отдаться переживанию. Только тогда оно будет иметь возможность проходить, иссякать. И как показывает практика достаточно быстро, час-два максимум.
Очень важно в этот момент кто находится рядом, необходимо ограничить всех людей, кто обесценивает, сводит на нет переживание, тем более говорит — ерунда какая — забей и расслабься, перестань париться. Если речь идет о травме — не ерунда.
Если вы тот человек, который оказывается рядом с переживающим такое состояние человеком, важны очень простые действия — физическое присутствие, можно сделать чаю или дать человеку воды, просто посидеть рядом. Важно не пугаться и от этого тем более не начинать спасать человека. Тем более не успокаивая. Повторю еще раз — важно дать выплакаться, немного разрядить напряжение.
Если вы тот человек, который волей-неволей в травму другого попадает, то все несколько сложнее. Потому как такую боль придется вместе неоднократно переживать в отношениях вместе. Идеально, если возможено физическое присутствие рядом. Очень важна тактичность и мягкость в общении. Скользкий момент не попасть в чувство вины и не начать закидывать помидорами в ответ, особенно если в купе с болью идет и злость. Тут важно понимать, что шквал всех этих сильных эмоций направлен не напрямую к вам, а вы человек, который просто случайно сковырнул корку с раны. И тут если отношения важны и дороги придется выдерживать боль Другого возможно достаточно долго. Быть рядом, выносить всю силу эмоций, слезы. Это достаточно сложно. Но только так возможно к проживанию и завершению процесса.

Квест

Квест — это такая практика, отчасти психологическая, отчасти духовная. Но в любом случае довольно действенная. По крайней мере из того, что мне приходилось наблюдать у других. И у себя в том числе.
Так вот. Смысл по большому счету, для меня, заключается в том, что Квест как форма, дает возможность допроживать случающиеся события жизни, кризисы в том числе, на глубоком внутреннем уровне. в повседневной жизни нам не всегда удается это сделать. Слишком много событий, чувств, происходящего забивают нас. Заставляют ускоряться, заслоняют собой произошедшее. А порой слишком сложно встретиться с собой, не слишком это приятное занятие и не всегда.
А очень важно бывает почувствовать всю гамму самых разных чувств, попрощаться, отплакать, побыть. Квест дает этому возможность. В том числе и тем, что в Квесте есть разные ритуалы, готовые или те, которые можно придумать самому. А психика устроена таким хитрым образом, что то, что однажды проделано на ритуальном уровне, становиться легче на уровне реального действия. не даром ритуалы пришли из глубокой древности, а там люди были не дураки, соображали что к чему).
Второй важный момент, что все происходит на природе. в полном отсутствии цивилизации и всех ее благ, в том числе гаджетов, интернета и прочего. То есть привычные декорации, как и привычные способы уходят на время и дают место новому, как вокруг так и в нас самих. Тут я вспоминаю про НЛП и якоря. Когда привычное рождает привычное. уже как-то автоматом. По этому же самому поводу, думаю что хорошо периодически делать перестановку, как часть перезагрузки. Но это уже другая история немного.
Так вот живая природа вокруг здорово дает понять, что по-настоящему может быть важно и ценно в жизни, а что страшно.
Третий важный момент и более глубокий. Квест имеет возможность вернуть нас на тот этап нашей жизни и возрастных кризисов, который когда-то не был пережит, или был, но не в полной мере. У кого-то это подростковый кризис, и люди на каком-то глубоком уровне доходят до принятия несовершенства своих родителей или отчетливо ловят, например, границы возможного и дозволенного. В дикой природе — это понимается легко и быстро. Любой неверный шаг там быстро оборачивается насквозь промокшими вещами, или еще чем по-серьезней. Кто-то пребывая 4 дня в полном одиночестве отчетливо понимает важность связи с людьми и безвозвратно теряет собственные иллюзии о самодостаточности. А кто-то наоборот, учится наконец отлепляться, отделяться, говоря психологическими терминами — проживает сеперацию от Другого. В реальной жизни это обычно должно происходить и в год, и в три, и потом в подростковом возрасте. на всех этапах по-немногу и по-своему. Но часто не происходит в должной мере и нас как детей либо слишком любят и не отпускают, либо отпускают, но как-то уж совсем быстро. И на Квесте можно такой внутренний момент проживать. И тут не так важно как далеко ты уйдешь на соло, может быть будешь сидеть за соседней елкой от лагеря (как я, например). Важно, что уйдешь. И проведешь 4 дня в одиночестве.
Кто-то проживает уж совсем ранний опыт. У меня, например, был очень интересный момент. В ночь перед уходом на соло я просыпаюсь в ужасе в собственной палатке, но не совсем просыпаюсь, а как бы наполовину, и начинаю судорожно искать выход из нее, причем не как в обычной жизни, где я в нее вхожу и выхожу, а в другом выходе, и не могу никак понять — как же эти застежки работают. Но таки открываю молнию и вываливаюсь наружу. Удивительный, хочу вам сказать опыт, хоть и будоражищий. Утром, разговаривая с ведущей, мы понимаем, что очень похоже на ситуацию рождения и выхода. И на каком-то своем уровне это оставляет след во мне, очень важный след.

И вот скорее я рассматриваю эту практику как возможность некой реконструкции прошлого застывшего опыта внутри себя. И такая реконструкция дает внутренний ресурс для жизни.

Важно еще сказать, что сама практика не современное изобретение. Она в тех или иных видах проходила в древности и была у разных народов. искать ответы отправлялись в одиночество и в ограничении. Мы же сейчас ищем их в интернете все больше, ну еще и в алкоголе часто.

И последнее, наверное. Для тех, кто дочитал)))
Квест — это 10 дней в дикой природе под руководством опытных ведущих. Т.е. тех, ко такое не раз проходил сам, учился ведению этого процесса и знает основы безопасности и жизни в дикой природе.
10 дней делятся на 3-4 дня «до» — этакий вход, когда проясняется запрос, идет погружение в теорию и всякие тонкости, ищется место для уединения.
Потом собственно само Соло — это когда уходишь на 4 дня на свое собственное место из лагеря, там проводишь 4 дня в одиночестве, без еды, только пьешь. Кстати не есть 4 дня — это одно из самого легкого, мне удалось легко, хотя когда-то казалось самым сложным. Под конец 4-ого дня должен прийти собственно Вижн, как внутренний ответ на вопрос, запрос, который был вначале.
А потом — возвращение в лагерь, где уже кормят!!!! ) и собственно происходит переваривание опыта, обсуждение его с другими участниками и с ведущими.

P.s. дикие звери не приходят) они сами боятся человека и как правило, учуяв запах, предпочитают обходить стороной. Так что, можно не надееться повстречаться с медведем)))

Участие или деликатность

Этот вопрос занимает меня. Как часто при повседневном общении с другими — коллегами, друзьями, любимыми мы переходим грань в нашем любопытстве, желании приблизиться, интересе или наоборот нас не хватает, нашего участия к Другому не хватает. И как понять. Почувствовать эту грань между деликатным присутствием и холодным отстранением.
Вопрос. Я встречалась и встречаюсь с этим в себе. Я вижу, чувствую, слышу это с другими людьми.
Как быть, если по натуре Вы приближающийся человек больше, чем отстраненный? И вам интересно, в вас появляется много откликов на другого, на происходящее. Предположим, рядом оказывается коллега, и он плачет. Что делать? Смятение, нет ясности, то ли не трогать человека, дать ему побыть с самим собой, то ли проучавствовать и бежать за носовыми платками, делать чай и держа коллегу за руку, гладить по плечу. Или вот другой пример — не важно, коллега, друг, знакомый — как дела? Что нового? И вопросы-вопросы, живо, интересно — много желания приблизиться тем самым к человеку. И часто тут мы склонны переходить грань. Когда уже отвечают нам скорее из вежливости, чем из ответного чувства. А не спросить — значит, подавить себя, свой импульс.
И вовсе ситуация осложняется тогда, когда этот самый другой человек никак про себя не говорит — хочет он приближения или не хочет, а если да, то где стоп и достаточно. Мол, сами догадайтесь, что разве не ясно, что такое любопытсво не уместно или что в этой ситуации я, конечно же, хочу поддержки?
Выход из всего этого мне видится только один. Этот выход — прямой контакт, диалог с другим. Оказываемся ли мы рядом с плачущим коллегой — спросить, чего сам человек хочет, а он уж сам решит в одиночестве ему или рядом с вами. И скажет об этом. Или в ситуации, когда много любопытства и неловко одновременно тоже можно спросить — ничего, что я интересуюсь, не слишком ли…? Или в противоположной ситуации сказать — мягко, но ясно — знаешь, я пока не готов говорить об этом.
Прямой диалог, контакт очень часто облегчает общение. И всегда, мне так кажется, мы до конца не сможем понять — что же происходит в голове у другого человека.